Регионы покупку лекарств для генетических заболеваний не тянут

Регионы покупку лекарств для генетических заболеваний не тянут

Восемь миллионов рублей — столько стоит единственное зарегистрированное в России лекарство для больных спинально-мышечной атрофией (СМА). Причём это только одна инъекция, а таких нужно много. Выходом из ситуации может стать комплекс мер, среди которых — обеспечение дорогостоящими лекарствами таких больных из федерального бюджета, считают парламентарии.
 591 •
  0
03.03.2020
ЛЕОНИИД ОГУЛЬ. ФОТО: ИГОРЬ САМОХВАЛОВ / ПГ

В первую очередь от заболевания страдают дети

Число пациентов, страдающих от СМА, приближается к 900. Из них более 700 — это дети, рассказал зампред думского Комитета по охране здоровья Леонид Огуль в пресс-центре «Парламентской газеты». Но единого реестра таких больных нет, поэтому количество можно назвать лишь приблизительно. В мире эту болезнь, поражающую двигательные нейроны спинного мозга, считают одной из самых частых среди генетических заболеваний — она встречается у одного ребёнка из 6-10 тысяч. Как правило, дети, у которых признаки заболевания проявились в первые месяцы жизни, без лечения не доживают до двух лет.

«Однако такая атрофия может развиться у людей любого возраста, — пояснил член Комитета Совета Федерации по социальной политике Владимир Круглый. — Нередки случаи, когда заболевание развивается в 30-40 лет».

Инъекция, которая помогает противостоять смертельному недугу, неприятная — уколы делают непосредственно в спинной мозг пациента. «В регионах сделать такую процедуру, как правило, могут не больше десяти специалистов», — указал на кадровую проблему член Комитета Госдумы по охране здоровья Александр Петров.

Пока единственный доступный в России препарат от СМА — спинраза, зарегистрированный летом прошлого года. Доступным, впрочем, его можно назвать лишь условно — одна ампула стоит восемь миллионов, в первый год необходимо шесть инъекций, затем пожизненно три укола ежегодно. В Минздраве провели переговоры с производителями лекарств для снижения цены, она стала меньше, но препараты всё равно остаются дорогими: первый год лечения обойдётся в 30 миллионов рублей, второй — в 16, сообщил Петров.

ВЛАДИМИР КРУГЛЫЙ. ФОТО: ИГОРЬ САМОХВАЛОВ / ПГ

Только в этом году, не дождавшись жизненно необходимого лекарства, умерли трое пациентов, а в ноябре прошлого года из-за болезни скончались ещё семеро детей. Регионы закупают лекарства в единичных случаях, поэтому законодатели выступают за обеспечение лекарством за госсчёт. В конце января спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко дала поручение Комитету по соцполитике подготовить новые предложения по расширению списка редких и тяжёлых заболеваний, препараты для лечения которых приобретаются за счёт федерального бюджета, средствами для облегчения страданий больных СМА. «Мы должны помогать детям — это наш главный приоритет, должны постараться всех больных детей обеспечить лекарствами», — сказала председатель.

Ранняя диагностика позволит начать лечение до появления симптомов

Добиваться включения лекарств для таких пациентов в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов намерена и межфракционная рабочая группа Госдумы по совершенствованию законодательства в сфере лекарственного обеспечения, заявил Александр Петров. Кстати, в феврале депутаты от ЛДПР подготовили законопроект на эту тему, но из-за противоречия ряду норм инициативу отправили на доработку.

АЛЕКСАНДР ПЕТРОВ. ФОТО: ИГОРЬ САМОХВАЛОВ / ПГ

«Помимо перевода на федеральное финансирование, в фокусе внимания — создание регистра болеющих СМА, решение кадровых вопросов в регионах и повышение информирования об этом заболевании», — сказал парламентарий, добавив, что речь идёт о едином госресурсе, где родители могли бы прочитать всю информацию об этом недуге.

Парламентарии также предлагают ввести инструмент ранней диагностики СМА — подробнее эта тема будет обсуждаться на «круглом столе» в Совете Федерации 10 марта, сообщила член Комитета палаты по соцполитике Татьяна Кусайко. «Неонатальный скрининг позволит начать лечение до проявления клинических симптомов. Это позволит вести более эффективную терапию и стоит гораздо дешевле», — отметила сенатор. В Москве уже начали проводить процедуру в качестве пилотного проекта.

ТАТЬЯНА КУСАЙКО. ФОТО: ИГОРЬ САМОХВАЛОВ / ПГ

Высокую стоимость спинразы врач-генетик Андрей Васильев объясняет не сложностью синтеза препарата, а заложенным в цену финансированием исследовательской деятельности. Однако пока научно-доказательная база лекарства остаётся достаточно «скромной», говорит Владимир Круглый — необходимо продолжить его изучение. В мире есть ещё два препарата для лечения СМА — золгенсма и рисдиплам, которые в перспективе могут быть зарегистрированы в России. Первый получил одобрение ещё в мае 2019 года, и именно это лекарство является самым дорогим в мире — один укол стоит около 150 миллионов рублей.

«В марте будет подан на регистрацию рисдиплам, — пояснил депутат Петров. — В мире лечение им проходят 400 детей, а в России стартует программа раннего доступа к препарату, которая позволит обеспечить им больных».