Этические вопросы, связанные с рождением CRISPR-детей

Этические вопросы, связанные с рождением CRISPR-детей

В конце ноября 2018 года китайский ученый доктор Хэ Цзянькуй объявил на Второй Международной встрече по редактированию генома человека в Гонконге, что он использовал геномное редактирование CRISPR/Cas 9 на двух зародышах женского пола. Мировое научное сообщество было плохо подготовлено к такому объявлению, поскольку моральные проблемы, связанные с редактированием человеческих эмбрионов, хоть и обсуждались, но не были решены. В рекомендации организационного комитета Международного саммита по редактированию генома человека 2015 года в Вашингтоне говорится, что было бы безответственно использовать редактирование зародышевой линии, пока не будут решены вопросы безопасности и эффективности. В этой статье приводятся две причины «за» генетическую модификацию эмбрионов и три причины «против».
 467 •
  0
30.09.2019
www.shutterstock.com

ЗА: Здоровые дети. Геномное редактирование может теоретически привести к рождению здорового ребенка в тех случаях, когда яйцеклетки женщины имеют наследственную генетическую аномалию, как, например, при:

- митохондриальных мутациях,

- доминантном аллеле,

- условии, что и у нее, и у ее мужа имеются рецессивные гены.

В таких обстоятельствах, когда все яйцеклетки женщины имеют дефекты, преимплантационный генетический скрининг вряд ли решит проблему. Для родителей, которые хотят иметь здорового ребенка со своей ядерной ДНК, редактирование генов может быть единственным выбором. Принимая во внимание интересы родителей и ограничение использования редактирования генов исключительно в терапевтических целях, можно привести аргумент, что это этично, если доказано, что процедура безопасна и эффективна. Пять пар выстроились в очередь за CRISPR, чтобы избежать глухоты.

ЗА: Репродуктивная автономия. Согласно этому аргументу, родители должны иметь возможность использовать любые доступные им методы, чтобы иметь ребенка по своему желанию с любыми физическими, интеллектуальными или психологическими качествами. С этой точки зрения, правительства не должны диктовать или устанавливать ограничения прав родителей на репродуктивную автономию в отношении выбора, который им предоставляется для рождения здорового и / или улучшенного потомства. Это явно либеральная позиция в отношении репродукции человека, которая включает в себя несколько евгенический выбор.

ПРОТИВ: Не навреди. Создание ребенка путем генетического редактирования эмбриона является слишком рискованным и может привести к появлению поврежденных детей. Геном живых существ - это не Lego, где вы можете добавить или вычесть часть, которая не влияет на другие части. Наоборот, изменяя один ген, мы можем получить нарушения в  других. Ущерб может быть выражен не сразу, а спустя годы или даже в другом поколении.

Если человек генетически изменяет растение или животное и получает плохой результат, он просто отказывается от продукта. Но если кто-то генетически модифицирует человеческий эмбрион и получит плохой результат, кому-то придется заботиться о ребенке всю жизнь - либо родителям, либо правительству.

Там, где есть генетически аномальные эмбрионы, предимплантационная диагностика часто может отсеивать поврежденные эмбрионы. Если это невозможно, то донорство и усыновление являются альтернативой для некоторых людей. Даже если медицинские вмешательства совершенно безопасны и эффективны, существуют и другие причины против применения редактирования генов.

ПРОТИВ: Социальные вопросы. Попробуйте представить, что редактирование гена эмбриона может улучшить память ребенка. Мало кто будет утверждать, что исключительная память нежелательна и не даст кому-либо преимущество в учебе и карьере. Предположим также, что улучшение памяти может быть сделано относительно безопасно, возможно, с небольшим риском. Маловероятно, что любое современное общество, даже общества с сильной политикой социального обеспечения, сделают эту процедуру доступной для всех. Только избранное количество богатых семей сможет воспользоваться этим улучшением. Те дети, которые родились с этой чертой, будут в элитной группе и будут вознаграждены за это. В результате, редактирование приведет к большому неравенству в обществе. Контраргумент состоит в том, что цена редактирования генов сначала может быть высокой, но затем она упадет и станет доступной в финансовом отношении для всех экономических групп. Если в качестве примера привести ЭКО, то средняя стоимость одного цикла сейчас составляет около 15 000 долларов, а прошло 40 лет после его первого использования в 1978 году. Это противоречит идее универсальной доступности.

Если бы редактирование генов ограничивалось исключительно целями лечения, а именно предотвращения заболеваний, проблема стоимости не была бы актуальна, поскольку она могла бы быть покрыта медицинским страхованием. Если бы терапевтическое редактирование генов было разрешено, то должны бы были выполняться два условия. Во-первых, должно быть четкое разграничение между терапией и улучшением. Во-вторых, соответствующий регулирующий орган должен следить за проведением терапии и улучшениями, за безопасностью и эффективностью процесса.

Если не будет четкого различия между терапией и улучшением - модификацией отдельных качеств ребенка - то аргумент об экономическом неравенстве будет уместным.

Рассмотрим эксперимент по редактированию генов, проведенный доктором Хэ, который генетически модифицировал два женских эмбриона. Он полагал, что занимался этичной медикаментозной терапией - профилактикой ВИЧ-инфекции. Но по всем данным, эти эмбрионы не были генетически поврежденными. Скорее, он планировал предоставить им защиту от ВИЧ-инфекции, что многие считают улучшением, а не лечением. Когда граница между улучшением и терапией ослаблена или расплывчата, диапазон свойств, которые родители могут выбрать для своего ребенка, может включать рост, цвет кожи, устойчивость к болезням, долговечность и даже интеллект. Если нет четкой и универсальной границы между терапией и совершенствованием, то редактирование эмбрионов, скорее всего, приведет к евгеническому обществу.

ПРОТИВ: Нарушение этического принципа. Представьте себе мир, в котором все общества были бы равноправными, без экономического неравенства и с универсальным здравоохранением. Предположим, что все имели бы равный доступ к терапевтическому редактированию генов, а также к совершенствованию людей, и что это оказалось бы достаточно безопасным. Если бы была случайная ошибка, национальное здравоохранение подошло бы к делу и заботилось о ребенке с генетическими нарушениями в течение всей его жизни.

Будет ли еще аргумент против редактирования генов? Существует этический принцип, который широко принят во всех просвещенных обществах: «Относитесь к людям не как к средству достижения цели, а как к самой цели». Эмбрион еще не человек, поэтому, строго говоря, этот этический принцип здесь не применяется. Но следствие этого принципа кажется разумным. Зародыш будущего человека - это то, что делает нас людьми. Поэтому рассматривайте человеческий эмбрион не как средство достижения цели, а как самоцель. Попытка генетического изменения зародыша для создания какой-либо черты (кроме профилактики болезней) нарушает этот принцип. При таких обстоятельствах зародыш рассматривается исключительно инструментально для достижения какой-то цели и не считается самоцелью для зарождающегося человека. Таким образом, в этом идеальном мире, где граница между терапией и улучшением была бы четко и повсеместно принята и контролировалась бы, данный этический принцип смог бы исключить редактирование генов в немедицинских целях.

Автор Шелдон Кримски (Sheldon Krimsky)

Организация Университет Тафтса, США

Журнал The American Journal of Bioethics 

Комментарии для сайта Cackle

Актуальное

Главное


Партнеры

Все партнеры